девушка модель и проблема работы с моделью

работа на вебкам в москве

Для персонализации материалов, а также для обеспечения общей безопасности мы используем файлы алена симонова. Продолжая использовать сайт, вы разрешаете нам собирать информацию посредством использования файлов "cookie". Более подробная информация:. Российский ювелирный бренд золотых и серебряных часов и украшений с бриллиантами и полудрагоценными камнями. Более подробная информация: Политика использования файлов cookie.

Девушка модель и проблема работы с моделью веб модели правда

Девушка модель и проблема работы с моделью

В продукта невозможности с 10 оговоренное время от нас пробки. В продукта невозможности с в оговоренное от авто. Добавить случае невозможности получить заказ 1 оговоренное с оператором время, просим уведомить Антипятно этом интернет-магазин не наименее 2149 Приобрести 2 пятновыводитель до времени доставки мл товара: Приобрести для Пятноль Код 4754 синька белья 250 мл товара: 4757 ДОСТАВКИ Заказы принимаются.

Придратся нравится девушка коллега по работе что делать конечно

Он мог бы растягивать, заминать, делать массажи, иголки. Сейчас мы сами про себе. И на том уровне, на котором находимся, мы одни такие. Я сижу в боксе один. Смотрю в бокс соперницы — а там человек десять. Взять последний «Ролан Гаррос»: у нас в ложе было три человека: психолог, я и агент пришел посмотреть. У Возняцки — нет свободных мест. Но даже если ее не брать, она все-таки топ, а взять китайцев: на уровне тысячников у них такие команды приезжают, что обалдеваешь.

Иногда это даже чрезмерно. Большие авансы делать спортсмену неправильно. Но есть просто необходимые вещи. Сейчас вот нам необходим физио. В Веронике я увидел то, что не увидел в других. Но не мог понять, что это такое: Вероника молодая, большая разница. Плавно все переросло во что-то настоящее, высокое. Мы счастливы. До этого в жизни была только одна история — на четыре года, с 17 до Но счастья они не принесли. После них как раз понял, буду один. Потом работал в модельном бизнесе — это неудачная сфера для отношений, а Москва — неудачный город для них.

Я видел, что из себя представляют современные девушки, поэтому семейные отношения с ними не строил. В моем понимании девушка — это твой тыл. Кому ты можешь доверять, кто не предаст. А то, что я вижу сейчас — ценности семьи, настоящих отношений умирают. Сейчас немодно иметь детей, жениться. Все хотят пожить для себя. Заключить брак в институте, как было у наших родителей, — это нонсенс для современного мира.

Все хотят чего-то добиться и только после 30 задуматься. А до 30 они не подразумевают серьезных отношений. Но для этого нужна уверенность в девушке. Вот Вероника — уникальный человек: в ней есть жесткость спортсменки, чтобы работать и побеждать, целеустремленность, воля. Но в жизни она одна из самых женственных девушек, которые попадались на моем пути.

Я уверен, она будет лучшей матерью моих детей. Я счастливчик, что у меня такая жена. Как пережили те 10 лет? Только это нельзя назвать отношениями. Это то, что происходит везде сейчас. Я сразу обозначал, что отношения мне не нужны. В жизни, но мы не съезжались и не жили вместе. Отношения не длились больше двух недель: неделя, две, три дня.

Из-за того, что ненастоящие, я и разочаровывался. Хотя каждый раз начинал в попытке: «Вот, может, это». И через день понимал: «Нет, не это». Ходит слух, что у вас были отношения со Звонаревой. Причем сначала начались они, потом она взяла вас спаррингом и только после этого как тренера.

Всегда шучу, что если бы у нас были отношения, то мы бы и не расстались. Люди просто не понимают, что отношения невозможны на таком высоком уровне. Я никому не посоветую быть в отношениях и работать на достижение цели. Мало кто поймет, на что надо пойти и как поменять себя. Если игрок на меня начинал огрызаться, я это жестко пресекал.

Другие тренеры отмечали Веру как плаксу и истеричку. У нас с ней тоже были слезы в глазах на корте, но большего она не позволяла. То же самое с Ритой. Но когда начинаются отношения, ты должен подстраиваться под человека. Ты уже не можешь сказать: «Иди работай». Ты не можешь жене, любимому человеку, бросить грубость или жесткость. Тем более, у Вероники остались фильтры детского воспитания. Иногда говорю нормально, просто громче: «Вероник, быстрее». А она воспринимает это так, как будто ею недовольны: «Все тебе не нравится».

В эти моменты я ходил по лезвию ножа. Ты, конечно, выбирай, но я считаю, что ты делаешь неправильно». Отношений у нас не было. На тот момент я вообще работал с Кудрявцевой. Позвонила Звонарева и сказала: «Серег, можно мне в вашу команду? Если она согласится, я не против». Она позвонила, Алла согласилась. И кем я был: тренером или спаррингом? Вот Саша кто был у Серены? Я знаю, что чуть ли не вторым человеком в семье по значимости после отца. Он проходил с ней через все.

Мы с ним общались в то время, делились историями. Он решал многие вопросы, помимо того, что просто стучал по мячу. Вы взяли Веронику в 15 лет, стали ее мужем. Со стороны наверняка есть подозрения, что совратили несовершеннолетнюю. Долго вообще не мог понять своих чувств, хотя ей уже 18 лет было. Вроде симпатия большая, но я не мог ничего позволить.

И когда уже начались отношения, я раз подумал, прежде чем что-то случилось. Мне нравилась ее женственность, не по годам мудрость. Ты же общаешься, сравниваешь с другими девушками и плавно смотришь, как она относится к семье, сестре. Ты оцениваешь — и в какой-то момент это перерастает во что-то серьезное.

Во-вторых, не считаю, что это на что-то влияет. Насколько я знаю, у них теряется внутренний стимул, жесткость, инстинкт хищника. Мужчина расслабляется. Но с точки зрения физиологии по энергозатратам — это как яблоко съесть. И ты восполнишь все микроэлементы. Да и лучше любить друг друга — все остальное хреновня.

Естественно, не нужно устраивать ночные тусовки. Но когда ты соблюдаешь режим, для девушки это наоборот несет пользу. И читал, что легкоатлетки, наоборот, возят с собой мужиков на старты. Когда требуется дать стометровку, им нужно, чтобы постоянно был кто-то. Для девушки важно чувствовать себя любимой, а любовь проявляется разными способами.

Плохо, когда их не любят. Тогда и в жизни проблемы. И полностью подчинены Веронике, носите за ней сумки, успокаиваете. Это напрягает как мужчину? Она позволяет идти вперед. Да, мы вместе 24 часа в сутки. Моя жизнь принадлежит ей. Я живу ее мечтой. Не могу сказать, что мне не нравится, хотя я растворен в ее жизни и ее достижении успеха. Может, я бы и хотел поехать на шашлычки, но даже мысли такой нет. Есть цель — и мы к ней идем.

Тяжело, когда что-то не получается, есть проблемы на корте, а вам надо потом прийти и вместе все это отпустить. И продолжать жить как с любимым человеком. Если бы не любовь, то давно сказали бы друг другу до свидания. Комфортно в таких условиях? Я мог пойти заработать, начать тренировать кого-то.

Но я не мог оставить Веронику. И вот этот замкнутый круг — просто жесть. Когда рядом твой любимый человек, а ты не можешь поддержать его финансово…. А зарплата — если бы она не была женой, я бы имел свой процент с ее призовых и оклад. Но Вероника — жена, поэтому у меня нет зарплаты, это наши общие деньги.

Она понимает, чем я жертвую. Я не считаю, что много жертвую, но у меня были желания и влечения. Пришлось их оставить. Обычно же тренер приезжает с игроком на турнир — потренировал, до свидания. Хочет — идет в музей. Но я завязан на Веронике.

Если она устала и никуда не хочет, я буду рядом. У нас семья в нормальном понимании. Браки по расчету, контракты — для меня это дикость. Деньги все у нее на счету. Это общие деньги, просто карточка на ее имя. Когда едем куда-то, оплачивает она. Я ни за что не плачу. Хотя если она захочет сказать до свидания, я останусь ни с чем. Но сейчас она сама хочет мне ее купить, я говорю, что не надо. Сейчас лучше потратим на физио. Но я могу взять. Скажу: «Вероника, мне нужны деньги на это».

Я не буду делать подарки как машина — не могу себе это позволить, и это глупо. Но подарить браслет или колье — могу позволить со своего счета. И я же говорю — в основном она платит со своего счета. Соответственно, с моей карточки меньше снимается, и там лежит небольшая сумма.

Могу на нее купить очень среднюю машину. И дальше я бомж. В одиночке не проходил дальше квала. Но один раз в квале во втором круге попал на канадца Нестора. Парника, хотя он иногда играл и одиночку. Нас поставили в воскресенье на центральный корт, зрителей было относительно много. Больше, чем в понедельник на основной сетке. Я проиграл — помню, как меня сковало.

Но матч смотрел тренер-итальянец — Альберто Кастелани. И он увидел во мне какой-то потенциал, пригласил в Италию. Там меня содержал — я жил у него бесплатно, тренировался, он давал деньги на питание. У Кастелани был знакомый — директор модельного агентства. Он вышел из тенниса — сначала был агентом Воландри.

И этот агент-директор сказал: «Давай, попробуй, чтобы заработать какие-то деньги». Так все и началось. Я поехал на кастинг, понравился. Но он многих спортсменов так принимал — еще Оливера Мареха. При мне приглашал к себе людей, не связанных с теннисом. Он увлекался балетом, приглашал балеруна с Кубы. Они уникальные по характеристикам, но там не заработать. А он приглашал в Италию, устраивал, они жили у него в доме. А потом добивались успехов. Он щедрый человек, жил не для себя. Одного парня нашел в Шри-Ланке.

Сначала парень помогал ему по дому, за это просто жил и питался. Потом тренер устроил его на работу. Мы сейчас переписываемся — смотрю, у него уже своя семья, работает. В моем случае было так: сначала я жил недалеко от теннисного клуба — в его апартаментах в Перудже, которые он обычно сдавал. Но потом он их, видимо, снова сдал, и я переехал в его дом в 20 минутах от города.

Там крепость на горе, в ней меньше жителей. И дом прямо в стене крепости. Основание стены — период этрусков. А кровать, на которой я спал, — XVI века. Кастелани — такой деятель культуры: ему нравится Микеланджело, Рафаэль.

Атмосфера в его деревне потрясающая! Там куда ни плюнь — старина. В крепости, в которой находится дом, есть церквушка. Заходишь внутрь — полотно Перуджино итальянский художник эпохи Возрождения, его произведения хранятся в Сикстинской капелле в Ватикане и флорентийской Галерее Уффици — Sports.

У нас на это идут смотреть в Третьяковку, а там — висит везде. Для меня она была очень короткой. Ноги постоянно упирались. А спинки сзади и спереди — деревянные. Я ему долго говорил: «Альберто, давай поменяем? Это же XVI век» — «Да хрен с ним. Мне спать невозможно». Потом поменял. Ее отнес в другую комнату, а мне купили нормальную. Так я жил в Италии, подрабатывал модельным бизнесом. Тренер не мог дать больше денег, чтобы я ездил по турнирам. Поэтому я играл клубные матчи. Чем хороша Европа — кроме профессиональных турниров, там развит теннис на уровне федераций.

Ты можешь не играть турниры, но зарабатываешь на жизнь. В России таких турниров нет. А в Европе ты играешь. Ты кайфуешь. Набираешь деньги и опыт, потом раз — заявился на профессиональный турнир. Едешь — играешь. Выиграл — нормально. Проиграл — снова заявился на клубный, чтобы заработать. И как-то к нам в Италию приехал один американский агент и привез Леру Соловьеву на юниорские турниры в Милане перед «Ролан Гаррос».

Увидел меня, я его заинтересовал как игрок. Но потом, как я узнал, он хотел, чтобы я тренировал Леру. Тогда ею занимался отец, но он был жесткий, перегибал, а этот агент хотел взять меня спаррингом, а отца убрать. Правда, изначально сказал так: «Приезжай в Америку, там есть моя академия, в ней работает хороший тренер Тарик, я тебя буду спонсировать».

Я приехал. Начал тренироваться — и на меня через соцсети как-то вышло модельное агентство из Майами. Его открыла бывшая известная модель Мишель Помьер. Небольшое агентство, они брали моделей штучно. Есть большие агентства, но там много портфолио.

Кто-то из клиентов хочет что-то снять, агентство посылает им презентацию: «У нас есть этот, этот и этот». И до тебя очередь может не дойти. Поэтому лучше работать или с агентом напрямую, или с маленьким агентством. Тогда они заинтересованы в каждом человеке. В этом агентстве работал русский, который переехал в Америку. И через него мне начали подкидывать работу.

Но параллельно я еще играл в теннис, не оставлял надежды. Вообще, когда только попал в США, на многое в теннисе открылись глаза. Например, с х годов в России покрытия очень быстрые. Из-за этого я играл так: подача — выход к сетке. На грунте не мог. Но месяц потренировался — и выиграл тысячник. Для всех это был нонсенс. Мне ребята звонили, смеялись. Тот же Саша Кудрявцев: «Серег, ты — на грунте? Да не поверю». Как это случилось? Во-первых, они использовали мою фотографию два раза. Это единственный случай в их практике.

Первый раз использовали мой образ в год съемки или на следующий. Через четыре года — еще раз. Тогда мы с Вероникой как раз приехали в Америку. Девчонки подходят — фотографируются с ними. Я смотрю — а сзади мой огромный портрет. Подхожу, снимаю футболку, встаю рядом. Они все смотрят, не могут ничего понять, потом начали перешептываться и подходить, уже со мной фотографироваться. В Америке по этой фирме вообще сходят с ума.

А взяли меня, ни разу не видев в лицо. Я тогда еще совмещал с теннисом, поэтому работал только по direct booking, когда берут по фотографии. Обычно же нужно ездить на кастинги: фирма увидела твое портфолио, ты ей понравился. Следующий этап — они хотят посмотреть тебя, потому что фото можно сделать какое угодно. До кастинга надо добраться. Плюс возьмут или не возьмут, нужно вернуться обратно, потратить деньги на билет. И тут звонит агент из Америки: «Собирай вещи, ты им очень понравился».

Предыстория вообще смешная — я в Курске, гуляю с друзьями. Ночь, пошли в кабак, выпиваем. Утром просыпаюсь с бодунища, звонок американского агента: «Срочно пришли свои фотографии. Живые — как сейчас выглядишь, так и пришли» — «Сейчас не самый удачный момент» — «Неважно, присылай». Я как-то протер глаза, мама сфотографировала. Я встал анфас, в профиль.

Через день: «Все, ты понравился, прилетай». Прилетаю в Америку — даже не знаю, что за фирма. В Майами встречает фургон. В нем сидят еще четыре девчонки и трое пацанов. Думаю: «Ну, наверное, это все мы». Едем час на острова Ки-Уэст. Там резорт, океан со всех сторон. Захожу в отель: на кого ни посмотришь — все симпатичные.

Потом оказалось, что в отеле в этот момент находится 80 моделей — 40 ребят и 40 девчонок. Из них есть еще и kids. Две недели мы жили в этом резорте. Не настолько жестко, как показывают в «Американском пироге». Но разное происходило. При этом шло и ежедневное отсеивание. У нас были классы актерского мастерства, чтобы раскрепощать тебя перед камерой, чтобы ты чувствовал себя свободнее с девчонками.

Мы учились как актеры: сидит куча народу, а нас просят: «Изобразите из себя какое-нибудь животное». И ты перед всеми должен не стесняться. Плюс две недели они дают на знакомство. Те люди, с которыми потом фотографируешься, становятся друзьями, ты можешь их обнять. Вот так они подготавливали всех перед фотошутами. При этом постоянно фотографировали. И потихоньку отбирали. В конце осталось 12 человек. И всех нас потом использовали в рекламе. Кого-то на пакете разместили, кого-то просто в магазине.

А меня сделали лицом бренда. Причем все фотографии были сделаны за эти две недели. Любую фотографию, которую они делали за это время, они могли использовать как хотят. Без всяких претензий с твоей стороны, процентов. Одним из фотографов на резорте был Брюс Вебер. Там я с ним познакомился, понравился. Это он увидел мое портфолио и пригласил на резорт. Дальше уже приглашал не раз, и я зарабатывал деньги в других местах. Он же научил глубокому быстрому дыханию — кислород увеличивается, начинает кружиться голова, зрачки меняются.

Для фотографа это суперэффект. Еще меня предупреждали, что фотографы будут предлагать травку, потому что при курении сильно меняется облик человека. Для них это классно, но модели не нужно. Мне один раз такое предложили. Сразу позвонил агенту, он ответил: «Ни в коем случае. Если они хотят, пусть платят в пять раз больше». Неважно, с девушкой или без, но это грань фола. Эротика и то, что можно выставлять.

Она настолько с перчинкой эротики, при этом в пределах разумного. И в один момент общественность в Америке стала жаловаться, что фотографии получаются на грани порнографии. Случился суд. Потому что у них стандартная мимика, они знают, как вести себя. А я даже спрашивал людей в резорте, откуда они: один в волейбол играл, другой учился, третий подавал кофе в баре, а кто-то из агентов его заметил и пригласил. Там было мало моделей. Еще в то время все перешли уже на цифровой фотоаппарат.

А Вебер снимал только аналоговым. Кстати, смешной случай произошел, когда нас уже осталось по шесть человек. Вебер вдруг подзывает, я подхожу. А он такой: «И все девчонки». Они вшестером подбегают ко мне, он фотографирует. Говорит: «Это для тебя, возьмешь в Россию». Как-то я надолго уехал, вернулся, и он предложил встретиться: «Приезжай ко мне домой, хоть посмотрю, как ты выглядишь, чтобы понимать, с чем работать». Когда приехал, он предложил сделать фотошут для портфолио. А когда такой человек делает портфолио… Ты просто приходишь потом и говоришь: «Вот фотография Брюса Вебера».

Тебе сразу: «Иди сюда — на работу». В итоге фотошут был такой, что я без мейкапа, без всего. Просто пришел, снял кепку — он начал фотографировать. Сделали много кадров, в том числе с рукой — просто для внутреннего пользования. Потом у него я снимаюсь в журнале во Флориде, где рекламирую плавки. И на мое удивление он вставляет в этот журнал то самое фото, хотя оно вообще не в тему. Тематика фото другая — цветные с мейкапом. И раз — одна черно-белая, где я в своих шортах и трусах.

А в журнале: шорты — Hugo Boss. Хотя вообще не Hugo Boss. Не знаю его мотивации, в легком шоке звоню агенту: «Это что такое? Она: «Ничего не сделать, фото уже выставили. Для модельного бизнеса здесь ничего такого. И знаешь, портить отношения с Брюсом Вебером не нужно».

После этого случая было не по себе. Я же всегда думал, как родители отнесутся. Говорил, что в модельном бизнесе нет ничего грязного. И когда они увидели эту фотографию, начали переживать. Для моего имиджа это плохо, поэтому тогда сильно расстроился. Сейчас эта фотография периодически всплывает, и люди неадекватно относятся. Не понимают, что за этим стоит. Считают: «Ну какой этот может быть тренер? Это жиголо». Но что-то делать поздно, фотография есть в интернете. А жаловаться Брюсу Веберу — меня бы больше никогда никуда не пригласили.

Если не позволяешь — этого и не происходит. Плюс у меня был теннис. Мне эти штуки не нужны. Я пришел, заработал, ушел. Но многие люди приходят, и у них нет других вариантов. Если они не будут работать сейчас, им нечего будет есть завтра. Поэтому поступаются совестью. Вокруг крутились такие люди, но то ли они боялись, то ли я себя как-то вел так, что не допускал такой возможности и в разговоре их даже исключал. У меня же и первый хозяин агентства был бисексуал. Мы собирались иногда в компании, сидели в ресторане.

Я понимал, что, возможно, он чего-то и желал, но ко мне с этим даже близко не подходил. Русский агент в Майами тоже был голубой. Но у нас отличные отношения. Он говорил: «Да с тобой все ясно, ты гетеросексуал». И это не мешало нам общаться. Вы знали, что кумир для них? Если какие-то девушки и были, то о них неизвестно.

Вот и думают, что, наверное, я не той сексуальной ориентации, раз не хожу с блондинками, как принято. Но мне это было неинтересно. Это все пустое. Меня спросили: «В какой сфере готовы работать? Они перезванивают: «Есть показ нижнего белья в таком-то клубе» — «Нормально».

Хорошо, что подружка была рядом. Она уже прожженная, говорит: «А что за клуб? Оказалось, стриптиз-клуб. Там идет стриптиз, он останавливается, парни проходят в каких-то трусах. Уточняю: «А деньги хоть какие? И назвали сумму за пять часов — я бы на теннисном корте заработал в три раза больше. Но я уже работал в ЦСКА и не мог себе такого позволить.

Мне нравятся клипы Зверева, но они чуть-чуть не соответствуют понятию тренера на госработе. Что-то могло бы быть. Поэтому я многие предложения отвергал. Проблема итальянской моды тогда, как и сейчас европейской, — она переходила на унисекс. Даже если широкие плечи, то ноги просто тонюсенькие. А у меня бедра, попа — мясистое все. И вот приходишь в Gucci: ты им нравишься, пиджак померил — все хорошо.

Натягиваешь брюки — а они не то что не застегиваются, ты их не можешь поднять выше колен. Если у меня 52 европейский размер, то они дают И в итоге говорят: «Как жалко». Проблемы были с ними, всякими Dior. И то, Armani на пределе — штанишки должны были быть свободными, а они еле лезут.

Как раз пришел на фотосессию для одного такого бренда. Съемка зимой-весной летней коллекции. Тематика — пляж. Создавали его в студии, сделал задний фон. На полу реальный песок — на этом песке фотографируешься. Я беру первые шорты, начинаю натягивать — не могу надеть. Они смотрят: «We are fucked».

То есть «Мы облажались». А съемка уже назначена, все уплачено, все пришли, я снимался с девчонкой. В итоге начали обыгрывать. Все фотографии у меня получились или полулежа, или за девушкой, или у меня до паха джинсы, а сверху плащ, за ним не видно, что они досюда. Есть только одна фотография, где я стою один, а штаны меня облегают.

Хотя они должны быть вообще свободные. Смотрится вроде как должно быть, но так не должно. А еще холодно — европейцы же, с отоплением проблемы, песок холодный. И смешно, и не до смеха. В этом плане больше нравился Freddy. Это направление для фитнеса, поэтому их параметры соответствовали моим. Но чаще возникали проблемы. Например, однажды во время недели моды в Милане по мне отбирали луки. То есть выбирают одного человека, ты приходишь заранее. Там 40 выходов — 20 парней по два выхода. И вместо того, чтобы каждого готовить — пиджак, брюки, они на мне подбирали наряды и подгоняли размеры.

Для всех. А потом пришли ребята — им мое оказалось большеватое. Пришлось срочно подшивать. Если прошел их, неделя — дефиле. Меня отобрали для Roccobarocco и Armani. Ты можешь дефилировать для скольких угодно фирм, если дефиле не пересекаются. За короткий отрезок можно заработать хорошие деньги. Но тогда я прокушал то, что остается за кадром. Взять Armani. Сначала идешь на предкастинг, там человек Дальше попадаешь на кастинг. После кастинга только выбирают. И выбирает не Джорджо, а ассистент.

Меня не выбрали — поставили на waiting list. И как-то звонят: «Срочно приходи». Прихожу — сидит Джорджо с ассистентами. Я по-итальянски говорю. А они думают, что не понимаю, — и между собой: «Почему вы его сразу не взяли? Он же лучше, чем те были» — «Да-да». И такие счастливые, что его все устроило. Говорят, что он тоже голубой. Но ответственно относится к работе. Нас стилист подготавливал, но он к каждому подходил.

Меня уложили, Армани подошел: «Нет-нет, ему по-другому». Взял — и сам мне по-другому сделал. То есть проверяет каждую мелочь. Со всеми моделями классно общается, узнает, как дела. С девками, говорили, он другой: «Давай двигайся, чего тут встала? Не почувствовал, что это уместно. Там одна мысль — лишь бы не накосячить. Мне-то еще легче — я независимый. А для остальных он как икона. Стоят — лишь бы не сказать лишнего.

Сердечко колотилось, конечно. Там есть еще понятие first faces — это те, кто открывает коллекцию. У меня был выход от Roccobarocco, я его открывал. Темнота, ирландская дудка, потом включается свет, ты первый идешь в зал. Прикольное ощущение. Когда потом в Курск приезжал, знакомые открывали модельные агентства и приглашали на мастер-классы для девчонок.

Я им всем говорил: «Все эти школы моды, где учат походке, как держаться — чушь. Вы просто тратите деньги». Тебе просто перед стартом говорят, какой походкой идешь. На расслабоне или более строгая, в зависимости от коллекции. Но чтобы осанку держать — такого нет. Как и не качался специально, не было особо питания. Тогда еще теннисом занимался, а это как топка: что есть — закидываешь, все перегорает.

Просто ходил на ОФП — это подразумевает подтягивания, где-то — штангу. Но фанатом не был и протеины не пил. До сих пор против них. Еще один стереотип модельного бизнеса — лица. Прихожу на кастинг McKenzie, передо мной стоит симпатичный парень, хорошая фигура. Я знаю, что его не возьмут. А приходит с широкими губами, не красавец, еще ходит чуть-чуть не прямо — его берут.

И у многих брендов парни далеко не красавцы. Остальные используют такие непримечательные лица. Есть тенденция — чтобы они не отвлекали от одежды. Агентство снимало нам апартаменты. Весна, ноль градусов. На обогревателях экономят. А там квартира и несколько комнат — для девчонок и пацанов. Девчонки включали газовые конфорки и целый день грелись.

С нами жило много бразильцев. Они веселые ребята. Вечером какие-то тусовки: сидят, выпивают, хихикают. При этом у этих людей нет денег. Они живут в съемных квартирах, едят непонятную пиццу. А мы на ТВ или на fashion weeks видим, как все такие крутые пошли. Но они не знают, что эти люди прошли до этого. Что отстояли сумасшедшие очереди на кастингах, чтобы на тебя просто посмотрели и сказали: «Э, следующий».

Для меня это было испытанием. Я пришел, на меня какой-то мудила смотрит и говорит мне: «Нет», — это личное оскорбление. Сейчас понимаю, что не личное — просто не подхожу. Но в тот момент было личное. Типа «Ты не знаешь, кто я, и как-то оцениваешь». В теннисе все по-другому. Все сами. Только квартиру нам снимали. И то — если ты получаешь работу, то деньги забирают в счет квартиры. Если не попал, тогда с тебя не берут. То есть агентство ничем не рискует. Но такое фото в портфолио перед тобой открывает многие двери.

Поэтому многие готовы работать с тем же Брюсом Вебером даже бесплатно. Для них это мечта. Есть мнение, что в модельном бизнесе большие деньги, но это не так. И это единственная профессия, где женщины зарабатывают больше мужчин. Мужчины — копейки. Хорошие деньги только на ТВ-рекламе и на campaigns фирм вроде Armani. У них был парфюм Acqua Di Gio. В первый год парень сфотографировался, и его campaign использовали десять лет.

Он за каждый год получал процент, плюс хорошая сумма заложена изначально. И еще хорошие деньги давали за каталоги. Но это самое тяжелое для меня. Ты надеваешь наряд, и тебя не ставит фотограф. Обычно же у фотографа есть идея какая-то. А здесь ты надел, начинаешь двигаться постоянно — и тебя каждую секунду фотографируют. Нужно постоянно менять положение.

Для меня это было так сложно, я не настолько раскован в этом деле. Один раз сделал, но зажат был. Девушка еще может, а когда мужик стоит так — для меня это дико. Но заплатили хорошо— тысяч пять долларов. Но она не была карьерой. Есть время — позанимался. Переехал в Россию — закончил. Вернулся в Италию — снова начал. Последний раз снялся по дружбе для сети пиццерий из Черноземья — «Жар-пицца».

Заплатили 50 тысяч рублей. Закончил, потому что модельный бизнес противоречит моему мировоззрению. В теннисе все зависит от тебя. Насколько ты хорош, настолько и успешен. Неважно, тренер ты, игрок или спарринг. Только то, что вы сами им расскажете. Помимо этого, сайт имеет возможность блокировки по IP нежелательных стран. А наша техническая поддержка даст вам компетентные советы о том, как сохранить свою приватность, установит и настроит соответствующие программы.

Естественно, что девушки, выбравшие вебкам в качестве основного источника дохода работают на сайте, как на основной работе - стабильно по несколько часов в день. Но никто не заставляет вас сидеть с 9 до 18 в эфире. Вы сможете не только работать, но и зарабатывать! Зрители ищут в модели индивидуальность и готовы платить именно за ваши особенности! Есть желание?

Старше 18 лет? Хочешь изменить свою жизнь? Заполняй заявку, регистрируйся на нашем сайте и мы поможем тебе зарабатывать отличные деньги как стрим-модель! Войти Регистрация. Вы профессиональная веб-модель или у вас есть опыт в вебкаме? Присоединяйтесь к намешу сервису и выходите на новый уровень дохода! Вы симпатичная или обворожительная женщина? Мы поможем изменить вашу жизнь, зарабатывая реальные деньги! Про вебкам-сервис полного цикла streamatemodels.

Что такое webcam? Почему надо сотрудничать с streamatemodels? В ряде государств, включая Россию, вебкам давно вышел из тени и полностью законен. Профессиональные модели отвечают на популярные вопросы новичков. Сколько я заработаю вместе с streamatemodels? Узнай, сколько ты будешь получать, если присоеденишься к команде WCC прямо сейчас Есть желание?

Ваш опыт работы Без опыта 3 месяца 6 месяцев 1 год. Дней в неделю 1 день в неделю 2 дня в неделю 3 дня в неделю 4 дня в неделю 5 дней в неделю 6 дней в неделю 7 дней в неделю. Часов работы 1 час в день 2 часа в день 3 часа в день 4 часа в день 5 часов в день 6 часов в день 7 часов в день 8 часов в день 9 часов в день 10 часов в день 11 часов в день 12 часов в день. Уровень английского Школьный Средний Разговорный. Наши специалисты оперативно ответят на все ваши вопросы.

Хотите изменить свою жизнь?

НЕСТАНДАРТНЫЕ ТАТУ

Слышу только голос издалека: «Привет. Раздевайся, бери тапочки, проходи». Обладателя голоса я до сих пор не вижу, а он меня — да, через камеры, которыми утыкано все помещение. Ищу одинаковую пару в куче тапок — на это уходит несколько минут, после чего двигаюсь в комнату, где обнаруживаю милую блондинку лет Ты Аня?

Очень приятно», — в голосе чувствуется наигранная любезность. Затем Оля произносит заученный текст о том, какая это хорошая студия, как долго она занимает лидирующие позиции на рынке вебкама. Я удивилась, когда услышала нечто подобное уже в пятый раз: как может каждая студия быть лидером?

Их около в одном только Петербурге! Кажется, это единственная в своем роде сфера, состоящая из одних лидеров. Оля уже, видимо, уверена, что я буду здесь работать, но все-таки задает вопрос, хочу ли я прийти на пробную смену, после которой станет понятно, подходит мне профессия или нет.

Договариваемся, я получаю анкету. Некоторые называют это договором, но от нормального договора в нем только верхняя строка с названием, выделенным жирным. Согласно «договору», на рабочем месте моделям нельзя спать, курить и использовать телефон. Они не могут отлучаться в туалет без разрешения администратора и уходят на перерыв только в строго регламентированный промежуток времени, который нужно утверждать заранее.

Девушки обязуются убирать волосы с рабочего места после смены и общаться с мемберами так тут называют зрителей стримов с моделями только на английском языке. Говорить на русском с ними запрещается, так же как слушать во время трансляции русскоязычную музыку. При всем количестве правил и ограничений о своих обязанностях в «договоре» студия умалчивает.

Выплачивать зарплату, обеспечивать всем необходимым и прочие пункты, согласно трудовому кодексу, — об этом нет ни слова. Но, справедливости ради, менее претенциозные студии вместо липового контракта дают список правил, где нужно поставить подпись после слова «ознакомлен». Вебкам-студия — это большое помещение, состоящее из кабинета администратора, душа, кухни, туалета и нескольких маленьких комнат. В них помещаются только стул, кресло или небольшой диван, стол, компьютер, лампа.

На столах — хлоргексидин и салфетки, в совсем плохих студиях вместо салфеток туалетная бумага. Некоторые комнаты большего размера, в них расположена кровать — это для продвинутых моделей с большим заработком. Для неопытных — комната метр на метр. Я захожу, включаю компьютер, настраиваю камеру, запускаю сайты по списку Chaturbate, ImLiVe, Jasmin, Flirt4free , затем открываю переводчик и радио, ввожу логины и пароли, регулирую громкость.

На мониторе восемь открытых окон, в половине из них я вижу свое отражение — трансляция началась. Как правило, на меня приходили посмотреть иностранцы в возрасте лет, разведенные. Они хотели увидеть голую мастурбирующую девушку и удовлетворить свои потребности, но мои трансляции их разочаровывали: я работала в категории Hot flirt, в которой запрещено раздеваться.

Чтобы как-то задержать клиентов, я старалась их заболтать. Чаще всего мы обсуждали секс и самоудовлетворение. Я слушала Il Divo и Шопена и спрашивала у своих мемберов «Как вам музыка, мальчики? Разговоры с посетителями вообще были странными и забавными. Один мужчина попросил почитать ему Библию в эфире. Другой, кавказец, придерживающийся традиционных взглядов, рассказывал мне, что девушка до замужества должна быть девственницей, что жена обязана родить десяток детей, что честь и верность для девушек превыше всего.

После этой длинной и восторженной речи он попросил меня снять свитер. И такие смены — от четырех до девяти часов минимум четыре раза в неделю. Просидеть столько времени перед компьютером было сложно и скучно. Болела спина, уставали глаза. Иногда я прятала книгу рядом с клавиатурой и тайком читала. С первой смены, а в некоторых студиях даже с момента подписания «договора», администратор делает снимки на фотоаппарат.

На сессиях он сначала просит сделать что-то безобидное, например, встать в позу собаки. Также обычно снимают одно или два коротких видео, на которых модель либо ходит и танцует, либо сексуально облизываете палец, прикусывает губу. Успешный профиль на сайтах постоянно должен пополняться фотографиями и видео. Для этого администраторы снимают фотостудии и нанимают профессиональных фотографов. Новичков всегда снимают в вебкам-студии на фоне стены. На каждой новой фотографии или новом видео необходимо выглядеть еще развратнее, чем на предыдущих.

На фотосессии вызывают прямо во время смены. Моя одежда была слишком закрытой для них. Я всегда перестраховывалась и надевала безразмерные свитера, водолазки с высоким воротом, платья ниже колен или широкие брюки. Чтобы не раздеваться, мне всегда приходилось что-то придумывать. Такой диалог у меня случился с администратором Ромой, который должен был меня фотографировать:. Смирившись, он повел меня в комнату с кроватью, где в этот момент работала девушка. Рома попросил ее: «Кис, свали на перерыв».

Киса согласилась, взяла розовый фаллоимитатор и ушла. В комнате пахло страшно представить чем. Уже набравшись опыта, я поняла, что все студии пахнут одинаково: пластиком, средством для мытья полов — в коридоре, на кухне и в туалете — сигаретами, а в комнатах — потом и гениталиями. Администратор побрызгал освежителем воздуха со вкусом лаванды. Приятный аромат, ассоциируется с чистотой. Рома диктовал мне позы, самые банальные эротические позы. На мои возражения администратор ответил: «Я понимаю, что ты считаешь это колхозом, но колхоз — это то, что нам нужно».

Куда меньше церемонятся с моделями директора студий — это высшая каста в вебкам-бизнесе. Одна из таких директоров требовала, чтобы я надела на фотосессию шорты короче моих трусов и короткий топ с логотипом сайта. Директор, или, как ее принято называть, босс вручила мне форму и вышла из комнаты.

Сниматься в такой одежде мне не хотелось, и чтобы на меня кричал босс — тоже. Поэтому я позвала отзывчивую девушку-администратора Надю и соврала, что не могу надеть откровенную униформу из-за критических дней. Надя с трудом сообразила, как связано одно с другим, даже попросила показать прокладку, но, к счастью, все обошлось, и мне разрешили фотографироваться в джинсах. Мне было трудно заработать из-за того, что я отказывалась раздеваться.

В таких случаях после нескольких смен администраторы начинают давить на модель с требованием сменить категорию. Начинается все с «потанцуй», а заканчивается вопросом: «Ты что, не хочешь зарабатывать? Поэтому я не проработала ни в одной студии больше недели. Во всех студиях зарплата рассчитывается в соотношении 50 на половину заработанного во время эфиров забирает студия, половину — модель. Зарплату выдают два раза в месяц.

Девушки зарабатывают по-разному, от тысячи и до ста тысяч рублей. За смену я могла заработать 1,6 тысячи, а могла и десять. Востребованная модель получает около тысяч рублей в месяц, но такие встречаются крайне редко. Чтобы зарабатывать много, девушка должна всегда делать что-то для привлечения внимания. Просто раздеться, заняться сексом или мастурбацией — недостаточно. Администратор одной из студий утверждал, что их сотрудница «закрыла миллион», причем заработала эти деньги очень быстро.

По его словам, большие деньги свели девушку с ума, она начала употреблять наркотики, после чего с ней пришлось распрощаться. Мне казалось, что я получаю феноменальные деньги, но в большинстве студий мне их так и не заплатили. Один администратор якобы забыл ключи от сейфа дома, а «родить ключи не мог»; другая не могла без начальника выдать зарплату, а начальник ушел в отпуск на месяц; у третьей закончились наличные в офисе, а переводить средства на карту у них строго запрещено.

И так оправдание за оправданием — что угодно, лишь бы не платить. При этом моделей постоянно штрафуют. Не отработала минимальное количество смен? Будет штраф. Перед сменой в определенный регламентированный период нужно написать администратору о своем намерении прийти, иначе тоже штраф. За опоздание — штраф. За задержку на перерыве, за крошки на рабочем месте, за отмену смены — штраф, штраф и еще раз штраф.

Так и выходит, что менее востребованные и неопытные модели зачастую остаются без выплат из-за множества штрафов и отговорок администраторов. Несмотря на то что я успела поработать в пяти вебкам-студиях, меня считали неопытной и не выплатили заработанные деньги больше чем в половине студий. Предлоги были самые разные: от «нет денег в сейфе» до «зачем тебе вообще нужны деньги? Неудивительно, что большинство моделей не задерживаются в студиях: они уходят через месяц-два. Тому есть и другая причина.

Новенькие девочки в течение промопериода в среднем это неделя находятся в топе сайта, на котором они работают, что позволяет им собирать максимальную аудиторию. Это время, когда они могут заработать максимально. После промонедели и выбывания из топа начинается «голяк». Тогда модель регистрируют на новом сайте, при этом она продолжает работать и на прежнем.

Одновременно модель может вести стримы на ресурсах, пока на них не истекут промопериоды. Затем, независимо от того, раздевается она или нет, начинается застой. Практически все девушки, с которыми мне удалось пообщаться за время работы в вебкаме, говорили, что они увольняются либо планируют уволиться в ближайшее время. Отдельного внимания заслуживают администраторы.

К ним в кабинет нельзя заходить без стука, даже если дверь открыта, даже если в вашей комнате пожар. Только в одной студии администратор, объясняя правила, сказала: «У нас, в отличие от других, не обязательно называть админа "моя госпожа"». Связь с администраторами поддерживается через мессенджеры, чаще всего в Spark, но некоторые пользуются даже «аськой».

Они оставляют впечатление самых грубых и двуличных людей, но это их работа. За пределами студии они обычные люди, каждый по-своему интересен, поскольку в вебкам приходят не от хорошей жизни. В одной студии администратором был мужчина. Их вообще немало, но натуралы — редкость. А тот был натуралом.

Выделялся он не только этим: в отличие от остальных, Влад был отзывчивым и, что самое странное, застенчивым. При этом он как минимум три года работал моделью — это обязательное условие для того, чтобы стать администратором. Влад мне рассказал, что женщин среди пользователей почти нет, поэтому гетеросексуалам работать сложно.

Приходится притворяться геем. А чтобы доказать, что я гей, приходилось рядом держать дилдо. Иногда водил им по своему телу. Некоторые просили более убедительных действий, тогда уже засовывал…. Меня удивлял строгий запрет на еду в комнатах, при том что кухни вебкам-студий совсем не предназначены для обеда.

Дым сигарет, обсуждение гениталий и прочих рабочих моментов мешали есть, поэтому я переворачивала камеры администратор наблюдает за моделями через них , закрывала комнату и тихо жевала принесенную из дома еду. Но все равно иногда выходила на кухню во время перерыва, чтобы познакомиться с коллегами. Одна из них — Белла. Белле примерно 48 лет, она одета в красный пеньюар. Опытная вебкамщица разогревает блинчики с мясом в микроволновке и моет кружку, чтобы сделать кофе.

В основном здесь едят чебупели и пьют энергетики. Я пью колу. Вредно же, ведь ею ржавчину отмывают, она желудок прожигает, сама ведь все знаешь, — говорит женщина. В другой раз я встретила двух девушек-одногруппниц, обсуждавших занятия в университете. Они ничего не ответили на мой «привет» и продолжили разговор, словно меня не было на кухне вовсе. Такие, как они, часто появляются в вебкам-студиях.

Девушки поступили в университет, но бросили. Ни у одной из опрошенных моделей родители не знают об их работе. При этом почти каждый администратор уверяет, что это абсолютно нормальная работа: «У нас все девочки советуются с родителями насчет смен, вместе с родителями копят на море, некоторые даже, когда заболеют, работают из дома».

В один из обеденных перерывов у меня состоялась беседа с Наташкой — опытной моделью, без лишнего смущения рассказавшей администратору и коллеге по студии об одном из своих клиентов: он на ее глазах достал из анального отверстия банан. Только она объяснила мне, почему пошла работать в вебкам-студию:. Моделям запрещено проявлять любую связь с Россией — это прописано в «договоре». В анкетах на сайтах администраторы указывают латышское или эстонское происхождение моделей.

На рабочем столе компьютера всегда есть ярлык переводчика. Значительная часть моделей не знает английский, поэтому, чтобы не выдать акцент и чтобы в комнате не стояла тишина , необходимо включать музыку. Для этого на рабочем столе имеется еще несколько ярлыков — с радиоканалами, но исключительно зарубежными. Кроме того, настройки регулируются так, чтобы закрыть доступ к трансляции пользователям из России, Украины и Белоруссии.

Однако это неэффективно, поскольку большая часть пользователей знает, что такое VPN. Моделям приходится скрывать национальную принадлежность по двум причинам. Во-первых, считается, что мемберы из России более жадные.

Многие из них считают, что донатить необязательно, если можно смотреть бесплатно. Но основная причина — безопасность: моделей из России часто шантажируют. В очередную ночную смену, примерно в пять утра, в общем чате, где состоит около мемберов, я увидела сообщение: «Так ты шлюха, Анна Николаевна? Не ожидал увидеть тебя здесь, Ань. А мама знает? Я была сонной и не сразу поняла, что происходит. Мое отчество известно узкому кругу близких людей и тем, у кого есть данные моих документов.

Я испугалась, потому что не хотела шокировать маму раньше времени. Обо всем рассказала администраторам в конце смены. Оказалось, что люди, которые знают все о вебкаме, понятия не имели, что делать в такой ситуации. Они передали информацию боссу, она на следующий день поговорила со мной и спросила, работала ли я раньше в вебкам-студиях. Я соврала, что нет. Она отправила запрос агентам сайта, чтобы узнать, работает ли кто-то по моим документам. Так выяснилось, что я была в другой студии.

Пришлось нести всякую чушь, чтобы хоть как-то оправдаться. Как оказалось, по имени и отчеству в чате тогда меня называли администраторы из прошлой студии, которую я покинула со скандалом: мне в очередной раз отказались платить. Это была попытка меня запугать и начать шантажировать, но я никак не отреагировала на их сообщение.

И они не стали продолжать. Ей 54 года и она продолжает удивлять своей естественной красотой. Хотя в процессе работы модель в день может сменить до 10 образов. Мне приходилось перекрашивать волосы несколько раз в день, чтобы добиться нужного цвета для показа коллекции.

Чтобы легко восстановить организм от негативных внешних воздействий, Эль выпустила натуральные пищевые добавки. Этот комплекс поддерживает 11 систем организма, в том числе кожу, волосы и ногти, которые сильнее всего подвергаются воздействию косметических средств. Есть и еще одна история. В прошлом году, новым директором по коммуникациям Белого дома была назначена бывшая модель Хоуп Хикс. Она принимала участие в рекламных кампаниях мировых брендов и параллельно изучала все процессы фешн-индустрии.

Имея огромный базис знаний в сфере моды, она устроилась работать в компанию одежды, принадлежащей Иванке Трамп. А когда Дональд Трамп стал планировать свое выдвижение в президенты, назначил Хикс своим пресс-секретарем. Карьера модели преобразовалась в политический PR, за ее развитием интересно наблюдать. Если ты проспал и не пришел на кастинг, это может лишить тебя контракта.

Модельный бизнес учит тебя соблюдать строгий тайминг и никогда не опаздывать. Поэтому планирование, составление списка задач, выделение основных и второстепенных направлений работы — это та составляющая, которая перешла из статуса «модель» в «предприниматель». Говоря о рабочих буднях, в один ряд можно поставить моделей, спортсменов и владельцев бизнеса.

Залог успеха для них — здоровое питание, спорт и распорядок дня. В расписании моделей были приемы пищи, где каждое блюдо насчитывало калорий, обязательное посещение спортзала и запрет вечеринок. Если подсчет калорий удалось сменить на сбалансированное питание, то вот запрет на вечеринки у меня сохранился со времен работы на подиуме. Вы закалите свою силу воли на всю оставшуюся жизнь. А еще эта сфера легко может научить вас совмещать жизнь в разных социальных ролях и правильно расставлять приоритеты.

Вы без труда освоите сразу несколько ролей: многодетной мамы, жены, начальницы и предпринимателя. И научитесь балансировать между ними, не упуская ни одну сферу без внимания. Неважно, сколько кастингов у модели было до того, как она пришла на новый — там ее агент видит впервые, и впечатление должно быть только положительным, иначе она просто останется без работы.

Все то же самое происходит в жизни предпринимателя — необходимо всегда быть собранной и максимально готовиться к каждой встрече, чтобы она прошла эффективно. Жизнь модели проходит в условиях жесткой конкуренции. Если ты не пройдешь кастинг, на подиум выйдет кто-то другой. Этот опыт прекрасно ложится на повседневность предпринимателя. В ходе модельной карьеры твердо усваивается один урок — чтобы быть успешным, надо много работать.

Важно быть первым, трендесеттером и новатором во всем. Карьера модели — это сочетание огромного количества факторов. В модельном бизнесе ты становишься экспертом по косметике, укладкам; знаешь, как себя вернуть в нужную форму за два-три дня. Упускаешь одно звено — теряешь контракты. Также и в бизнесе, предприниматель должен разбираться в каждом звене своего дела.

Конечно, со временем большую часть дел вы делегируете, но настоящий профессионал должен уметь в любой момент включиться в работу по каждому направлению. Так и при общении со своей командой — в офисе или на производстве, бизнесмену важно понимать и кладовщика, и директора по персоналу. Такой подход к общению мотивирует людей быть лучшими и первыми в своей работе. Рассылка Forbes. Все рассылки Forbes.

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Все права защищены. Фото Getty Images.

Очень анастасия даниленко это

С этими последствиями мы потом боролись. Поверьте, очень тяжело это пройти. За последние полтора года Вероника 17 раз обыграла девушек из топ Зрители и читатели не знают, с чем еще мы сталкивались на пути. Поверьте, не каждый с этим справится. Но если справятся, то это так закаляет. Поэтому все это результат нашей работы. Просто он пришел сейчас. Мы убрали психологический момент, скинув оковы. Но сложности были с финансами — экономили, чтобы потом была возможность ездить по турнирам. На тот момент уже не было поддержки родителей — у них в один момент не оказалось возможности помогать.

Федерация тоже сделала ставку на других спортсменов. Мы были сами по себе. Если ты хороший юниор, в тебя вливают деньги. У тебя есть тренер. Приезжаем — я с Вероникой. Она мне не платит, плюс мы стараемся сэкономить на всем. А Андрееску приезжает с тренером, тренером по ОФП и физиотерапевтом. При этом когда мы пересеклись — в Японии, — один турнир выиграла Вероника, один — Андрееску. Сейчас Вероника стала зарабатывать, но мы не можем взять еще одного человека в команду и оплачивать ему проживание и питание.

Мы об этом только думаем. А в других странах не так. Канада, Америка — там ездят целые команды. И их оплачивает федерация. Это большой плюс, очень помогает. У нас же вообще все за свой счет. Веронике приходилось приезжать с турнира и играть в России «профессионал — любитель». Заработать деньги, чтобы на них поехать на профессиональный турнир.

Из-за этого мы рано ушли из юниоров, она еще два года могла играть там. Но в 16 лет отыграла последний US Open — на этом закончили. С психологической точки зрения лучше бы еще поиграть. Но с финансовой — инвестировать в юниорский теннис, где не зарабатываешь ни очки, ни деньги, нет смысла. При том, что уровень там как на тысячниках, где ты играешь за настоящие деньги. Мне удалось немного подзаработать за счет процента с ее призовых, плюс оклад.

На эти сбережения жил. И я тоже тогда играл турниры «профессионал — любитель». Кафельникова один раз пригласили, заплатили много денег, но поняли, что это не даст гарантии выигрыша. Многое зависит еще и от любителя. Пара с любителем — это вообще другой вид спорта. Если рядом полная дыра, то даже Федерер не сможет перекрыть весь корт. Мы, например, видели, как в паре с любителем выходила действующий игрок топ — Ольга Говорцова. И она терялась, потому что не понимала, как в эту игру играть. Так что дешевле пригласить человека за 10 рублей, но который в этом понимает.

При этом там правда хорошие деньги платят. Еще и наша российская действительность, когда приходят мужики и могут сделать такую ставку на матч, за которую талантливый юниор целый год способен ездить по турнирам. Правда, любители ставят только между собой на свою победу: «Кто выиграет — долларов» — «Давай». И пошло рубилово. И как бонус еще давали 50 То есть за один день. Есть еще всякие «Золотые шляпы», где играют ради удовольствия.

Там нет ставок, денег. Поработал с ней, потом я уехал в академию в США на стажировку. В двух словах с Аллой Кудрявцевой переговорили, она спрашивала, где можно потренироваться. Я посоветовал эту академию. Она приехала и попросила меня выезжать с ней на турниры. Поехал с ней, началась Вера Звонарева. Я начинал разбираться в специфике, и не было смысла менять что-то. Лет семь назад вы говорили, что разошлись с ней, потому что пришел новый тренер, а вы даже были не в курсе.

Тогда она сказала: «Мне нужно новое веяние, я хочу еще одного человека в команду». Если бы пришел известный тренер, то было бы хорошо, и я бы остался рядом. Я понял, что ничего из этого не выйдет. Возможно, она захотела что-то поменять, не могла сказать прямо и придумала историю с тренером. На мой взгляд, все складывалось хорошо. Но я часто вижу, что девушки принимают нелогичные решения. Как вот Осака рассталась с Сашей Баиным — это странно. В тот момент я находился в Курске и копал в огороде.

Реально с лопатой копал грядку. Мне звонит неизвестный номер. Тут поступила информация, что вам пришло предложение от Иванович» — «Кто? Первый раз слышу». На этом закончили. А потом появились выдержки из разговора с моими смешными картинками типа «Иванович? Кто такая? А я имел в виду, что просто никто не звонил. Предложения поступали. При Рите мне звонили разные игроки и их менеджеры, предлагали работу. Но я объяснял, что у меня есть игрок. Наверное, они сильно удивлялись, что я так говорил: «Если вы хотите, мы можем сотрудничать вместе».

Для них это нонсенс, поэтому разговоры заканчивались. Люди Скьявоне. От Ксении Первак. Не уверен, что совсем тактично называть, но была попытка Анны Чакветадзе. Не сошлись характерами при первой же встрече, ха-ха-ха-ха.

Мы сели поговорить о взглядах и поняли, что они кардинально различаются. Решили, что лучше даже не начинать — если у нас за чашкой кофе разное мнение, то не надо продолжать. Тем более я с малых лет знаю характер Анны. И мой характер тоже не подарок. Разве это не скучно? Кто-то хочет в телевизоре светиться на мэйджорах, а кому-то интересен сам процесс: самореализация, проверка того, кто ты есть.

Конечно, я мало слушал, но все равно читалось: «А, Звонареву взял, она уже была теннисисткой, а ты никто». Но дело даже не в этом. Просто хотелось посмотреть и понять, что такое теннис. Жить в хостелах, экономя каждую копейку, и в итоге дойти до отеля с кондиционером. Да и у игроков высокого уровня есть тенденция частой смены тренеров. Но не по профессиональному принципу, а «угодил — не угодил». Сейчас большинство не тренеры, а консьержи, которые исполняют роль тренеров — принеси-подай.

Игрок — работодатель, и ты должен его ублажать. Но чтобы игрок прибавлял, ему надо говорить горькую правду. И говорить в лицо. Только если ты так скажешь, он ответит: «А чего ты такое говоришь? Я другого возьму». Из-за этого рядом с топовыми игроками появляются люди, которые говорят: «Все хорошо, ты самая лучшая. Ты вообще звезда. Ну и что, что ты проиграла — ты все равно лучшая ». И у женщин такое в первую очередь. У мужиков меньше. Девушки же любят ушами. Чья работа мне импонирует — их по пальцам можно пересчитать.

Тот же Саша Баин — я видел, как они работали с Осакой. Они начали, когда Осака еще не взлетела, поэтому он ее взял и делал реальную работу. Работа привела ее туда, где она сейчас. Другие примеры, которые я назову, мало известны. Мало кто знает, но у тренеров есть свои менеджеры. Менеджеры проталкивают тренеров игрокам. Поэтому в топе мы всегда видим одних и тех же тренеров, которые меняются по кругу.

Не буду называть имена, но это и у игроков из топ Агент с тобой постоянно, и он говорит: «Слушай, я думаю, что этот тренер может дать тебе больше». Он устраивает тренера — тот делает откат. Вот так все устроено. Поэтому и тренеры одни и те же. Они подписаны агентствами. В теннисном мире это все знают.

А тех, кого не подписывают — работяги, — на втором плане. Часто они с нуля делают игрока, но появляются агенты и говорят: «Все хорошо, только надо выходить на другой уровень. Тебе нужен новый тренер». Хороший тренер, например, Тарик Беньябиль. Он с нуля ввел Энди Роддика в десятку.

После этого Тарика по какой-то причине убрали, и тренером Роддика стал Брэд Гилберт. Через месяц Энди выиграл US Open. Но это не заслуга Гилберта — это заслуга Тарика, к которому пришли родители Роддика и сказали: «У нас дилемма: отдать его в университет или еще попробовать в профессиональном теннисе». Тарик ответил: «Дайте мне две недели — и я скажу». И оставил человека в теннисе. Я хорошо его знаю, сам попал под его крыло в Америке, тренировался как теннисист. Когда закончил, у него проходил стажировку.

Видел, что это за человек — жесткий, напористый, талант, видит все насквозь. Девочкам говорит: «Слушай, надо двигаться, работать, ты чего». А они отвечают: «Ну не, он меня заставляет, он такой жесткий». Зато он не консьерж. Это вообще его слово — он где-то писал об этом статью. И кого он брал — доводил в сотню. Брал игрока из-за тысячи — доводил — от него избавлялись. А в том возрасте, лет, нужен воспитатель, родитель. Хорошо, когда родители понимают, что и как делать.

Но таких единицы. У кого такие — те дети сразу добиваются успеха. В основном же просто губят души детей — я много таких видел. Часто родительские амбиции требуют от ребенка то, что он не в силах дать. Тем более психика девушек в этом возрасте подвержена колоссальным нагрузкам.

Это нужно понимать всем, кто ведет детей в спорт. Сам я в первые моменты с юниорами подходил как техник: учил, как играть, не вдаваясь во внутренний мир и проблемы. А часто психологические проблемы в этом возрасте выходят на первый план. И для гармоничного развития спортсмена важны не только технические тренировки, но и психологическое становление личности.

Это большая и сложная работа. А я не вдавался в подробности, не видел, что за этими проблемами стоит. Я не заходил глубоко внутрь — а это главное. Надо излечить человека, если он болен. И достать то, что нужно. В начале было тяжело, потому что Вероника не делилась со мной. Все держала в себе. Со временем она начала озвучивать мысли, потому что поняла, что меня волнует ее внутренний мир, ее состояние. Я говорил: «Смотри, все не так, как ты думаешь. Человек к тебе плохо не относится.

Это просто твое представление об этом человеке». В какой-то момент у меня опускались руки, я переставал понимать, что происходит — и судьба свела с психологом, которая сама играла в теннис. Она начала искать пути взаимопонимания: переводить мои слова Веронике, а ее слова — мне.

Ее имя — Мариам Шебунина. Она работает в Химках у Островского. У нас был опыт и обращения к другим психологам, но Мариам — совершенно другой уровень, она психолог с клиническим опытом, знаток женских особенностей, располагает к себе, внимательная, наблюдательная, точно чувствует нюансы. И ее методы работы внесли вклад в развитие Вероники как спортсменки. Разделить личную жизнь и работу сложно. Только с приходом психолога мы начали понимать, чего друг от друга хотим. В один момент я даже был готов передать Веронику другому тренеру, но не было возможности.

В этом году появилась, но уже нет необходимости. Мы научились друг друга лучше понимать, и сейчас наша задача — найти физиотерапевта. Он мог бы растягивать, заминать, делать массажи, иголки. Сейчас мы сами про себе.

И на том уровне, на котором находимся, мы одни такие. Я сижу в боксе один. Смотрю в бокс соперницы — а там человек десять. Взять последний «Ролан Гаррос»: у нас в ложе было три человека: психолог, я и агент пришел посмотреть. У Возняцки — нет свободных мест. Но даже если ее не брать, она все-таки топ, а взять китайцев: на уровне тысячников у них такие команды приезжают, что обалдеваешь.

Иногда это даже чрезмерно. Большие авансы делать спортсмену неправильно. Но есть просто необходимые вещи. Сейчас вот нам необходим физио. В Веронике я увидел то, что не увидел в других. Но не мог понять, что это такое: Вероника молодая, большая разница. Плавно все переросло во что-то настоящее, высокое. Мы счастливы. До этого в жизни была только одна история — на четыре года, с 17 до Но счастья они не принесли. После них как раз понял, буду один. Потом работал в модельном бизнесе — это неудачная сфера для отношений, а Москва — неудачный город для них.

Я видел, что из себя представляют современные девушки, поэтому семейные отношения с ними не строил. В моем понимании девушка — это твой тыл. Кому ты можешь доверять, кто не предаст. А то, что я вижу сейчас — ценности семьи, настоящих отношений умирают. Сейчас немодно иметь детей, жениться. Все хотят пожить для себя.

Заключить брак в институте, как было у наших родителей, — это нонсенс для современного мира. Все хотят чего-то добиться и только после 30 задуматься. А до 30 они не подразумевают серьезных отношений. Но для этого нужна уверенность в девушке. Вот Вероника — уникальный человек: в ней есть жесткость спортсменки, чтобы работать и побеждать, целеустремленность, воля.

Но в жизни она одна из самых женственных девушек, которые попадались на моем пути. Я уверен, она будет лучшей матерью моих детей. Я счастливчик, что у меня такая жена. Как пережили те 10 лет? Только это нельзя назвать отношениями. Это то, что происходит везде сейчас. Я сразу обозначал, что отношения мне не нужны. В жизни, но мы не съезжались и не жили вместе. Отношения не длились больше двух недель: неделя, две, три дня.

Из-за того, что ненастоящие, я и разочаровывался. Хотя каждый раз начинал в попытке: «Вот, может, это». И через день понимал: «Нет, не это». Ходит слух, что у вас были отношения со Звонаревой. Причем сначала начались они, потом она взяла вас спаррингом и только после этого как тренера. Всегда шучу, что если бы у нас были отношения, то мы бы и не расстались. Люди просто не понимают, что отношения невозможны на таком высоком уровне. Я никому не посоветую быть в отношениях и работать на достижение цели.

Мало кто поймет, на что надо пойти и как поменять себя. Если игрок на меня начинал огрызаться, я это жестко пресекал. Другие тренеры отмечали Веру как плаксу и истеричку. У нас с ней тоже были слезы в глазах на корте, но большего она не позволяла. То же самое с Ритой. Но когда начинаются отношения, ты должен подстраиваться под человека. Ты уже не можешь сказать: «Иди работай». Ты не можешь жене, любимому человеку, бросить грубость или жесткость.

Тем более, у Вероники остались фильтры детского воспитания. Иногда говорю нормально, просто громче: «Вероник, быстрее». А она воспринимает это так, как будто ею недовольны: «Все тебе не нравится». В эти моменты я ходил по лезвию ножа. Ты, конечно, выбирай, но я считаю, что ты делаешь неправильно».

Отношений у нас не было. На тот момент я вообще работал с Кудрявцевой. Позвонила Звонарева и сказала: «Серег, можно мне в вашу команду? Если она согласится, я не против». Она позвонила, Алла согласилась. И кем я был: тренером или спаррингом? Вот Саша кто был у Серены? Я знаю, что чуть ли не вторым человеком в семье по значимости после отца. Он проходил с ней через все. Мы с ним общались в то время, делились историями.

Он решал многие вопросы, помимо того, что просто стучал по мячу. Вы взяли Веронику в 15 лет, стали ее мужем. Со стороны наверняка есть подозрения, что совратили несовершеннолетнюю. Долго вообще не мог понять своих чувств, хотя ей уже 18 лет было. Вроде симпатия большая, но я не мог ничего позволить. И когда уже начались отношения, я раз подумал, прежде чем что-то случилось. Мне нравилась ее женственность, не по годам мудрость.

Ты же общаешься, сравниваешь с другими девушками и плавно смотришь, как она относится к семье, сестре. Ты оцениваешь — и в какой-то момент это перерастает во что-то серьезное. Во-вторых, не считаю, что это на что-то влияет. Насколько я знаю, у них теряется внутренний стимул, жесткость, инстинкт хищника.

Мужчина расслабляется. Но с точки зрения физиологии по энергозатратам — это как яблоко съесть. И ты восполнишь все микроэлементы. Да и лучше любить друг друга — все остальное хреновня. Естественно, не нужно устраивать ночные тусовки. Но когда ты соблюдаешь режим, для девушки это наоборот несет пользу.

И читал, что легкоатлетки, наоборот, возят с собой мужиков на старты. Когда требуется дать стометровку, им нужно, чтобы постоянно был кто-то. Для девушки важно чувствовать себя любимой, а любовь проявляется разными способами. Плохо, когда их не любят. Тогда и в жизни проблемы. И полностью подчинены Веронике, носите за ней сумки, успокаиваете.

Это напрягает как мужчину? Она позволяет идти вперед. Да, мы вместе 24 часа в сутки. Моя жизнь принадлежит ей. Я живу ее мечтой. Не могу сказать, что мне не нравится, хотя я растворен в ее жизни и ее достижении успеха. Может, я бы и хотел поехать на шашлычки, но даже мысли такой нет. Есть цель — и мы к ней идем. Тяжело, когда что-то не получается, есть проблемы на корте, а вам надо потом прийти и вместе все это отпустить.

И продолжать жить как с любимым человеком. Если бы не любовь, то давно сказали бы друг другу до свидания. Комфортно в таких условиях? Я мог пойти заработать, начать тренировать кого-то. Но я не мог оставить Веронику. И вот этот замкнутый круг — просто жесть. Когда рядом твой любимый человек, а ты не можешь поддержать его финансово….

А зарплата — если бы она не была женой, я бы имел свой процент с ее призовых и оклад. Но Вероника — жена, поэтому у меня нет зарплаты, это наши общие деньги. Она понимает, чем я жертвую. Я не считаю, что много жертвую, но у меня были желания и влечения. Пришлось их оставить. Обычно же тренер приезжает с игроком на турнир — потренировал, до свидания. Хочет — идет в музей. Но я завязан на Веронике. Если она устала и никуда не хочет, я буду рядом. У нас семья в нормальном понимании.

Браки по расчету, контракты — для меня это дикость. Деньги все у нее на счету. Это общие деньги, просто карточка на ее имя. Когда едем куда-то, оплачивает она. Я ни за что не плачу. Хотя если она захочет сказать до свидания, я останусь ни с чем. Но сейчас она сама хочет мне ее купить, я говорю, что не надо. Сейчас лучше потратим на физио. Но я могу взять. Скажу: «Вероника, мне нужны деньги на это».

Я не буду делать подарки как машина — не могу себе это позволить, и это глупо. Но подарить браслет или колье — могу позволить со своего счета. И я же говорю — в основном она платит со своего счета. Соответственно, с моей карточки меньше снимается, и там лежит небольшая сумма.

Могу на нее купить очень среднюю машину. И дальше я бомж. В одиночке не проходил дальше квала. Но один раз в квале во втором круге попал на канадца Нестора. Парника, хотя он иногда играл и одиночку. Нас поставили в воскресенье на центральный корт, зрителей было относительно много. Больше, чем в понедельник на основной сетке. Я проиграл — помню, как меня сковало. Но матч смотрел тренер-итальянец — Альберто Кастелани. И он увидел во мне какой-то потенциал, пригласил в Италию. Там меня содержал — я жил у него бесплатно, тренировался, он давал деньги на питание.

У Кастелани был знакомый — директор модельного агентства. Он вышел из тенниса — сначала был агентом Воландри. И этот агент-директор сказал: «Давай, попробуй, чтобы заработать какие-то деньги». Так все и началось. Я поехал на кастинг, понравился. Но он многих спортсменов так принимал — еще Оливера Мареха. При мне приглашал к себе людей, не связанных с теннисом. Он увлекался балетом, приглашал балеруна с Кубы. Они уникальные по характеристикам, но там не заработать.

А он приглашал в Италию, устраивал, они жили у него в доме. А потом добивались успехов. Он щедрый человек, жил не для себя. Одного парня нашел в Шри-Ланке. Сначала парень помогал ему по дому, за это просто жил и питался. Потом тренер устроил его на работу. Мы сейчас переписываемся — смотрю, у него уже своя семья, работает. В моем случае было так: сначала я жил недалеко от теннисного клуба — в его апартаментах в Перудже, которые он обычно сдавал.

Но потом он их, видимо, снова сдал, и я переехал в его дом в 20 минутах от города. Там крепость на горе, в ней меньше жителей. И дом прямо в стене крепости. Основание стены — период этрусков. А кровать, на которой я спал, — XVI века. Кастелани — такой деятель культуры: ему нравится Микеланджело, Рафаэль.

Атмосфера в его деревне потрясающая! Там куда ни плюнь — старина. В крепости, в которой находится дом, есть церквушка. Заходишь внутрь — полотно Перуджино итальянский художник эпохи Возрождения, его произведения хранятся в Сикстинской капелле в Ватикане и флорентийской Галерее Уффици — Sports. У нас на это идут смотреть в Третьяковку, а там — висит везде. Для меня она была очень короткой. Ноги постоянно упирались. А спинки сзади и спереди — деревянные.

Я ему долго говорил: «Альберто, давай поменяем? Это же XVI век» — «Да хрен с ним. Мне спать невозможно». Потом поменял. Ее отнес в другую комнату, а мне купили нормальную. Так я жил в Италии, подрабатывал модельным бизнесом. Тренер не мог дать больше денег, чтобы я ездил по турнирам. Поэтому я играл клубные матчи. Чем хороша Европа — кроме профессиональных турниров, там развит теннис на уровне федераций. Ты можешь не играть турниры, но зарабатываешь на жизнь. В России таких турниров нет.

А в Европе ты играешь. Ты кайфуешь. Набираешь деньги и опыт, потом раз — заявился на профессиональный турнир. Едешь — играешь. Выиграл — нормально. Проиграл — снова заявился на клубный, чтобы заработать.

И как-то к нам в Италию приехал один американский агент и привез Леру Соловьеву на юниорские турниры в Милане перед «Ролан Гаррос». Увидел меня, я его заинтересовал как игрок. Но потом, как я узнал, он хотел, чтобы я тренировал Леру. Тогда ею занимался отец, но он был жесткий, перегибал, а этот агент хотел взять меня спаррингом, а отца убрать. Правда, изначально сказал так: «Приезжай в Америку, там есть моя академия, в ней работает хороший тренер Тарик, я тебя буду спонсировать».

Я приехал. Начал тренироваться — и на меня через соцсети как-то вышло модельное агентство из Майами. Его открыла бывшая известная модель Мишель Помьер. Небольшое агентство, они брали моделей штучно. Есть большие агентства, но там много портфолио.

Кто-то из клиентов хочет что-то снять, агентство посылает им презентацию: «У нас есть этот, этот и этот». И до тебя очередь может не дойти. Поэтому лучше работать или с агентом напрямую, или с маленьким агентством. Тогда они заинтересованы в каждом человеке. В этом агентстве работал русский, который переехал в Америку. И через него мне начали подкидывать работу. Но параллельно я еще играл в теннис, не оставлял надежды.

Вообще, когда только попал в США, на многое в теннисе открылись глаза. Например, с х годов в России покрытия очень быстрые. Из-за этого я играл так: подача — выход к сетке. На грунте не мог. Но месяц потренировался — и выиграл тысячник. Для всех это был нонсенс.

Мне ребята звонили, смеялись. Тот же Саша Кудрявцев: «Серег, ты — на грунте? Да не поверю». Как это случилось? Во-первых, они использовали мою фотографию два раза. Это единственный случай в их практике. Первый раз использовали мой образ в год съемки или на следующий. Через четыре года — еще раз. Тогда мы с Вероникой как раз приехали в Америку. Девчонки подходят — фотографируются с ними.

Я смотрю — а сзади мой огромный портрет. Подхожу, снимаю футболку, встаю рядом. Они все смотрят, не могут ничего понять, потом начали перешептываться и подходить, уже со мной фотографироваться. В Америке по этой фирме вообще сходят с ума. А взяли меня, ни разу не видев в лицо. Я тогда еще совмещал с теннисом, поэтому работал только по direct booking, когда берут по фотографии. Обычно же нужно ездить на кастинги: фирма увидела твое портфолио, ты ей понравился.

Следующий этап — они хотят посмотреть тебя, потому что фото можно сделать какое угодно. До кастинга надо добраться. Плюс возьмут или не возьмут, нужно вернуться обратно, потратить деньги на билет. И тут звонит агент из Америки: «Собирай вещи, ты им очень понравился». Предыстория вообще смешная — я в Курске, гуляю с друзьями. Ночь, пошли в кабак, выпиваем. Утром просыпаюсь с бодунища, звонок американского агента: «Срочно пришли свои фотографии. Живые — как сейчас выглядишь, так и пришли» — «Сейчас не самый удачный момент» — «Неважно, присылай».

Я как-то протер глаза, мама сфотографировала. Я встал анфас, в профиль. Через день: «Все, ты понравился, прилетай». Прилетаю в Америку — даже не знаю, что за фирма. В Майами встречает фургон. В нем сидят еще четыре девчонки и трое пацанов. Думаю: «Ну, наверное, это все мы». Едем час на острова Ки-Уэст. Там резорт, океан со всех сторон. Захожу в отель: на кого ни посмотришь — все симпатичные. Потом оказалось, что в отеле в этот момент находится 80 моделей — 40 ребят и 40 девчонок.

Из них есть еще и kids. Две недели мы жили в этом резорте. Не настолько жестко, как показывают в «Американском пироге». Но разное происходило. При этом шло и ежедневное отсеивание. У нас были классы актерского мастерства, чтобы раскрепощать тебя перед камерой, чтобы ты чувствовал себя свободнее с девчонками.

Мы учились как актеры: сидит куча народу, а нас просят: «Изобразите из себя какое-нибудь животное». И ты перед всеми должен не стесняться. Плюс две недели они дают на знакомство. Те люди, с которыми потом фотографируешься, становятся друзьями, ты можешь их обнять. Вот так они подготавливали всех перед фотошутами. При этом постоянно фотографировали.

И потихоньку отбирали. В конце осталось 12 человек. И всех нас потом использовали в рекламе. Кого-то на пакете разместили, кого-то просто в магазине. А меня сделали лицом бренда. Причем все фотографии были сделаны за эти две недели.

Любую фотографию, которую они делали за это время, они могли использовать как хотят. Без всяких претензий с твоей стороны, процентов. Одним из фотографов на резорте был Брюс Вебер. Там я с ним познакомился, понравился. Это он увидел мое портфолио и пригласил на резорт. Дальше уже приглашал не раз, и я зарабатывал деньги в других местах.

Он же научил глубокому быстрому дыханию — кислород увеличивается, начинает кружиться голова, зрачки меняются. Для фотографа это суперэффект. Еще меня предупреждали, что фотографы будут предлагать травку, потому что при курении сильно меняется облик человека. Для них это классно, но модели не нужно. Мне один раз такое предложили.

Сразу позвонил агенту, он ответил: «Ни в коем случае. Если они хотят, пусть платят в пять раз больше». Неважно, с девушкой или без, но это грань фола. Эротика и то, что можно выставлять. Она настолько с перчинкой эротики, при этом в пределах разумного.

И в один момент общественность в Америке стала жаловаться, что фотографии получаются на грани порнографии. Случился суд. Потому что у них стандартная мимика, они знают, как вести себя. А я даже спрашивал людей в резорте, откуда они: один в волейбол играл, другой учился, третий подавал кофе в баре, а кто-то из агентов его заметил и пригласил. Там было мало моделей. Еще в то время все перешли уже на цифровой фотоаппарат. А Вебер снимал только аналоговым. Кстати, смешной случай произошел, когда нас уже осталось по шесть человек.

Вебер вдруг подзывает, я подхожу. А он такой: «И все девчонки». Они вшестером подбегают ко мне, он фотографирует. Говорит: «Это для тебя, возьмешь в Россию». Как-то я надолго уехал, вернулся, и он предложил встретиться: «Приезжай ко мне домой, хоть посмотрю, как ты выглядишь, чтобы понимать, с чем работать».

Когда приехал, он предложил сделать фотошут для портфолио. А когда такой человек делает портфолио… Ты просто приходишь потом и говоришь: «Вот фотография Брюса Вебера». Тебе сразу: «Иди сюда — на работу». В итоге фотошут был такой, что я без мейкапа, без всего. Просто пришел, снял кепку — он начал фотографировать. Сделали много кадров, в том числе с рукой — просто для внутреннего пользования.

Потом у него я снимаюсь в журнале во Флориде, где рекламирую плавки. И на мое удивление он вставляет в этот журнал то самое фото, хотя оно вообще не в тему. Тематика фото другая — цветные с мейкапом. И раз — одна черно-белая, где я в своих шортах и трусах. А в журнале: шорты — Hugo Boss.

Хотя вообще не Hugo Boss. Не знаю его мотивации, в легком шоке звоню агенту: «Это что такое? Она: «Ничего не сделать, фото уже выставили. Для модельного бизнеса здесь ничего такого. И знаешь, портить отношения с Брюсом Вебером не нужно». После этого случая было не по себе. Я же всегда думал, как родители отнесутся.

Говорил, что в модельном бизнесе нет ничего грязного. И когда они увидели эту фотографию, начали переживать. Для моего имиджа это плохо, поэтому тогда сильно расстроился. Сейчас эта фотография периодически всплывает, и люди неадекватно относятся. Не понимают, что за этим стоит. Считают: «Ну какой этот может быть тренер?

Это жиголо». Но что-то делать поздно, фотография есть в интернете. А жаловаться Брюсу Веберу — меня бы больше никогда никуда не пригласили. Математическая модель :. Математические модели более универсальны и дешевы, позволяют поставить «чистый» эксперимент то есть в пределах точности модели исследовать влияние какого-то отдельного параметра при постоянстве других , прогнозировать развитие явления или процесса, отыскать способы управления ими. Математические модели — основа построения компьютерных моделей и применения вычислительной техники.

Результаты математического моделирования нуждаются в обязательном сопоставлении с данными физического моделирования — с целью проверки получаемых данных и для уточнения самой модели. С другой стороны, любая формула — это разновидность модели и, следовательно, не является абсолютной истиной , а всего лишь этап на пути её познания. Существует и другие виды «пограничных» моделей, например, экономико-математическая и т. Выбор типа модели зависит от объёма и характера исходной информации о рассматриваемом устройстве и возможностей инженера, исследователя.

По возрастанию степени соответствия реальности модели можно расположить в следующий ряд: эвристические образные — математические — натурные экспериментальные. Количество параметров, характеризующих поведение не только реальной системы, но и её модели, очень велико.

Для упрощения процесса изучения реальных систем выделяют четыре уровня их моделей, различающиеся количеством и степенью важности учитываемых свойств и параметров. Это — функциональная, принципиальная, структурная и параметрическая модели. Функциональная модель предназначена для изучения особенностей работы функционирования системы и её назначения во взаимосвязи с внутренними и внешними элементами.

Функция — самая существенная характеристика любой системы, отражает её предназначение, то, для чего она нужна. Подобные модели оперируют, прежде всего, с функциональными параметрами. Графическим представлением этих моделей служат блок-схемы. Они отображают порядок действий, направленных на достижение заданных целей т.

Функциональной моделью является абстрактная модель. Модель принципа действия принципиальная модель , концептуальная модель характеризует самые существенные принципиальные связи и свойства реальной системы. Это — основополагающие физические, биологические, химические, социальные и тому подобные явления, обеспечивающие функционирование системы, или любые другие принципиальные положения, на которых базируется планируемая деятельность или исследуемый процесс.

Стремятся к тому, чтобы количество учитываемых свойств и характеризующих их параметров было небольшим оставляют наиболее важные , а обозримость модели — максимальной, так чтобы трудоёмкость работы с моделью не отвлекала внимание от сущности исследуемых явлений. Как правило, описывающие подобные модели параметры — функциональные, а также физические характеристики процессов и явлений. Принципиальные исходные положения методы, способы, направления и так далее лежат в основе любой деятельности или работы.

Работа с моделями принципа действия позволяет определить перспективные направления разработки например, механика или электротехника и требования к возможным материалам твердые или жидкие, металлические или неметаллические, магнитные или немагнитные и так далее.

Графическим представлением моделей принципа действия служат блок-схема , функциональная схема , принципиальная схема. Четкого определения структурной модели не существует. Так, под структурной моделью устройства могут подразумевать:.

Под структурной моделью процесса обычно подразумевают характеризующую его последовательность и состав стадий и этапов работы, совокупность процедур и привлекаемых технических средств, взаимодействие участников процесса. Возможно изображение структурной схемы в масштабе. Такую модель относят к структурно-параметрической. Её примером служит кинематическая схема механизма, на которой размеры упрощенно изображенных звеньев длины линий-стержней, радиусы колес-окружностей и т.

Для повышения полноты восприятия на структурных схемах в символьном буквенном, условными знаками виде могут указывать параметры, характеризующие свойства отображаемых систем. Исследование таких схем позволяет установить соотношения функциональные, геометрические и т.

Под параметрической моделью понимается математическая модель, позволяющая установить количественную связь между функциональными и вспомогательными параметрами системы. Графической интерпретацией такой модели в технике служит чертеж устройства или его частей с указанием численных значений параметров.

С целью подчеркнуть отличительную особенность модели их подразделяют на простые и сложные, однородные и неоднородные, открытые и закрытые, статические и динамические, вероятностные и детерминированные и т. Когда говорят, например, о техническом устройстве как простом или сложном, закрытом или открытом и т. Знание этих особенностей облегчает процесс моделирования, так как позволяет выбрать вид модели, наилучшим образом соответствующей заданным условиям.

Этот выбор основывается на выделении в системе существенных и отбрасывании второстепенных факторов и должен подтверждаться исследованиями или предшествующим опытом. Наиболее часто в процессе моделирования ориентируются на создание простой модели, что позволяет сэкономить время и средства на её разработку. Однако повышение точности модели, как правило, связано с ростом её сложности, так как необходимо учитывать большое число факторов и связей.

Разумное сочетание простоты и потребной точности и указывает на предпочтительный вид модели. В психологии моделирование — это исследование психических феноменов и процессов при помощи реальных физических или идеальных моделей.

Психологическое моделирование рассматривается как создание формальной модели психического или социально-психологического феномена , то есть формализованной абстракции данного феномена, воспроизводящей основные, ключевые, — по мнению данного исследователя , — моменты. Целью такого моделирования может быть как экспериментальное изучение феномена на модели, так и использование модели при профессиональном образовании обучении, тренировке. В этом плане различают две разновидности моделей [5] :.

Согласно К. Платонову г. В современных представлениях модель специалиста включает включает следующие компоненты [12] [13] :. При разработки в таком виде модели специалиста считается [14] , что особое внимание следует уделять разработке качественных в отличие от количественных и эталонных требований к профессионалу.

Модель специалиста предстает как образ профессионала, каким он должен быть — выраженный вербально словесно и зафиксированный в определённой нормативной документации. Психологическая модель профессии, по С. Дружилову, включает три составляющие субмодели [5] :. Деятельность как объект моделирования специфична уже тем, что она может быть представлена и как структура, и как процесс [19]. Материал из Википедии — свободной энциклопедии. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии , проверенной 11 декабря ; проверки требуют 6 правок.